СМИ о нас

Казахстанский институт общественного развития «Рухани жангыру» провел исследование «Модели родительства и родительский потенциал»

Так, за последние 20 лет средний период наступления первой беременности в Казахстане вырос с 26 до 29 лет. В 2020 году средний возраст матери при рождении ребенка в РК составил 29,2 года. Для мужчин этот показатель, как правило, выше на несколько лет. Впрочем, такая тенденция свойственна не только казахстанскому обществу, но и всему современному миру.

Позднее материнство

Казахстанский институт общественного развития «Рухани жангыру» провел исследование «Модели родительства и родительский потенциал» и поделился его результатами. Сбор информации выполняли на основании серии проведенных экспертных интервью. Эксперты отмечают, что на репродуктивные установки казахстанцев в первую очередь влияет фактор преемственности ценностей — воспроизводство той модели семьи, которая была у родителей. Установки по поводу оптимального количества детей зависят от: уровня образования — чем выше образование, тем меньше детей в семье; места проживания — в сельской местности рождаемость выше, чем в городской; религиозности — религия запрещает контрацепцию; этничности — у каждого этноса свои культурные особенности. Немаловажным фактором является экономическое положение — для среднего класса чаще свойственно планирование рождаемости, чем для семей с низким уровнем достатка.

Эксперты отмечают интересный факт — сейчас происходит изменение традиционных представлений о возрастных часах и социальных нормах, что в свою очередь влияет на репродуктивные установки в обществе, возраст рождения первого ребенка постепенно увеличивается. То есть сегодня казахстанские женщины не спешат с материнством в силу определенных причин. Так, за последние 20 лет средний период наступления первой беременности в Казахстане вырос с 26 до 29 лет. В 2020 году средний возраст матери при рождении ребенка в РК составил 29,2 года. Для мужчин этот показатель, как правило, выше на несколько лет. Впрочем, такая тенденция свойственна не только казахстанскому обществу, но и всему современному миру.

Роль мужчины

В казахстанских семьях выделяют несколько стилей воспитания исходя из коммуникаций родителей и детей — демократический, авторитарный, либеральнопопустительский и отчужденный. Чаще всего преобладают первые два. Для авторитарного характерны контроль, как правило, гиперопека, принуждение, давление на ребенка. Иногда в таких семьях применяют телесные наказания. Сейчас, в основном в городской местности, распространен демократический стиль воспитания, основанный на разъяснении, а не на страхе.

При этом в Казахстане каждая пятая семья неполная, зачастую без отца. Количество разводов на 1000 браков увеличивается который год подряд.

Но даже если отец присутствует, то его участие во взаимодействии с детьми низкое. По данным исследования КИОР «Семейно-демографическая политика» 2021 года, с детьми чаще всего проводят время и совершают прогулки матери. Эту функцию выполняют 38,15 процента матерей, всего 2,1 процента отцов, и в 40,2 процента семей родители делают это совместно. Эксперты отмечают необходимость равного участия обоих родителей в воспитании детей.

Также, согласно исследованию, в казахстанских семьях традиционное распределение ролей. Мужчина зачастую глава семейства, он принимает решения и занимается материальным обеспечением семьи, женщина — устройством быта и уходом за детьми. Так, в 70 процентах семей главой считается муж, в четырех процентах — жена, а в 20,6 решения принимают сообща.

Выделен ряд барьеров в реализации родительского потенциала. В частности, актуальными вопросами сегодня остаются снижение уровня бедности, в особенности многодетных семей, повышение уровня занятости женщин-матерей. Кроме того, эксперты в своем заключении считают, что необходимо способствовать развитию вовлеченного отцовства посредством предоставления «отцовских квот» и проведения тренингов для отцов.

Чего боятся родители

В рамках другого исследования, которое проводили методом интервью, аналитики выявили главные страхи родителей Алматы и Нур-Султана, а также определили реальные риски для детей. Опрошено более 1200 родителей в возрасте от 22 до 50 лет. Пятьдесят пять процентов участников женщины, 45 процентов — мужчины. Респондентам пред

лагали ответить на вопрос, каков их самый сильный страх в отношении своего ребенка. Пап и мам просили оценить степень испытываемого страха по 10-балльной шкале.

Согласно результатам исследования, почти каждый четвертый родитель, или 24 процента от общего числа респондентов, переживает о том, что ребенок может сильно заболеть. Из них 11 процентов признались, что некоторые страхи в отношении детей стали более сильными в последнее время из-за пандемии COVID-19. В частности, их сильно тревожит то, что ребенок может перенести болезнь в тяжелой форме и ему не смогут обеспечить квалифицированную медицинскую помощь, приобрести необходимые лекарства.

При этом 12 процентов казахстанских родителей боятся, что не смогут обеспечить своему ребенку достойное будущее, а 9,5 процента обеспокоены тем, что у них не получится оплатить чаду хорошее образование. Восемь процентов респондентов признались, что их приводят в ужас мысли о том, что ребенок может получить травмы в результате несчастного случая. Среди родителей семь процентов опрошенных пугает рост преступлений, которые совершают злоумышленники в отношении детей, а 6,5 процента волнуются о том, что ребенок может пострадать от автомобиля и в целом выражают озабоченность по поводу поведения водителей на дорогах, их агрессивного стиля вождения. Кроме того, папы и мамы обеспокоены тем, что их чадо может попасть в дурную компанию, повторить их ошибки, что ребенок подвергнется буллингу и его будут травить в школе. Есть и те, кто боится оставить своих несовершеннолетних детей сиротами. Примечательно, что меньше всего родители волнуются о том, что дети бросят их в старости или сбегут из дома (менее трех процентов).

На вопрос, что вы делаете как родитель, чтобы бороться с этими страхами, 39 процентов ответили, что ничего не предпринимают. Пятнадцать процентов пытаются накопить деньги, чтобы иметь «финансовую подушку безопасности» для детей на всякий случай, 14 процентов регулярно разговаривают с детьми о правилах поведения с незнакомцами и правилах дорожной безопасности, а восемь процентов регулярно посещают с детьми врачей для профилактических осмотров, а также дают им витамины.

Ответственность за травлю

Между тем казахстанские чиновники считают, что главной опасностью для детей является кибербуллинг. В Казахстане 12 процентов школьников регулярно сталкиваются с травлей. В возрастной категории до 18 лет в прошлом году в РК зарегистрировано 143 суицида и 306 попыток суицида. Только за половину 2021 года — 105 суицидов и 193 попытки. Наибольший рост произошел в Туркестанской, Алматинской и Восточно-Казахстанской областях. В республике создан единый реестр учета интернет-ресурсов, размещающих информацию, ограниченную законами. В этот реестр уже включено более 45 тысяч ссылок, которые размещают противоправную информацию на интернет-ресурсах и в социальных сетях. По данным Министерства информации и общественного развития, в прошлом году во время мониторингов выявлено 70 тысяч фактов кибербуллинга в интернет-среде. В 2021 году подобных фактов нарушений в два раза больше — уже 140 тысяч. Казахстан направил в администрацию соцсетей и мессенджеров около 1700 обращений с просьбой удалить материалы. Но не все социальные сети идут на обратную связь.

В этой связи законопроектом предлагают дополнить статью 1 Закона «Об информатизации» подпунктами, в которых уточняется, что такое онлайн-платформа — интернет-ресурс и (или) сервис обмена мгновенными сообщениями и для чего она предназначена. Чтобы осуществлять свою деятельность на территории Казахстана, собственники иностранных онлайн-платформ или сервиса обмена мгновенными сообщениями должны будут пройти обязательную государственную регистрацию юридического лица и открыть свой филиал. При этом руководить филиалом должен гражданин РК. К слову, подобные меры приняты и применяют в соседних странах — России и Узбекистане.

Этот законопроект вызвал острую реакцию и споры среди интернет-пользователей и журналистов.

Помимо этой меры, спикер палаты Нурлан Нигматулин предложил рассмотреть возможность введения административной ответственности за буллинг детей, поскольку на практике «не работают» механизмы рассмотрения этого явления в рамках статей, касающихся оскорбления и клеветы. По его мнению, здесь необходимо проявить ту же принципиальность и строгость закона, как и в борьбе против браконьерства. Он аргументировал это тем, что преступления против детей не менее резонансны, чем браконьерство, и имеют не меньшую общественную опасность и значимость. Заместитель Генерального прокурора Казахстана Асет Чиндалиев поддержал такую инициативу, пообещав, что в рамках рабочей группы, ко второму чтению, будут отработаны вопросы по усилению ответственности за буллинг и кибербуллинг.

mk-kz.kz

Back to top button